Суд переквалифицировал действия подсудимого по устройству серии "закладок" с наркотиками на неоконченное единое продолжаемое деяние и назначил ему наказание ниже низшего предела




Органами предварительного расследования ОМВД по району "Беговой" г.Москвы Б. обвинялся в совершении 12 эпизодов оконченного сбыта наркотического средства, совершенного в крупном и особо крупном размере, посредством "закладок", по статьям 228.1, ч.3, п. "б" и ст.228.1, ч.4, п. "г" УК РФ, а также в незаконном хранении наркотического средства без цели сбыта, по ч.1, ст.228 УК РФ. Адвокат не согласился с указанной квалификацией действий подзащитного по совокупности, как 12 самостоятельных преступлений и просил суд квалифицировать эти действия как одно единое продолжаемое деяние по ст.228.1, ч.4, п. "г" УК РФ. Кроме того, адвокат указывал, что действия Б. по сбыту наркотиков не являются оконченными, и должны быть переквалифицированы как покушение на сбыт, по ст.30, ч.3 УК РФ, с назначением менее тяжкого наказания.

В ходе судебного рассмотрения дела Савеловским районным судом было установлено, что Б., являясь наркозависимым лицом, познакомился в сети интернет с неустановленным следствием лицом под кодовым названием "L", которое предложило "Б." сделать тайники - "закладки" с наркотиком в Северном административном округе г.Москвы. За услуги по устройству "закладок", Б. должен был получить один пакет с наркотичеким средством для своего личного потребления.
Согласно достигнутой между ними договоренности, Б. должен был забрать через "закладку" оставленные ему "L." 13 пакетов с наркотическим средством, после чего разложить 12 пакетов по новым "закладкам", сфотографировать эти закладки на мобильный телефон и вместе с географическими координатами отправить эти фото "L.", чтобы тот мог реализовать данные наркотические средства потребителям.
Забрав 28.01.2017 г. в "закладке" 13 пакетов с наркотическим средством, Б. поехал в Северный окргуг г.Москвы, где в тот же день, в течение незначительного промежутка времени спрятал 12 пакетов с наркотическим средством в различных тайниках, организовав таким образом 12 "закладок". После устройства последнего тайника, Б. направился в ближайший подъезд жилого дома, чтобы употребить наркотическое средство из 13-го пакета, переданного ему "L." в качестве оплаты его услуг. Однако на улице Б. был задержан сотрудниками полиции, и наркотическое средство у Б. было изъято. После своего задержания, Б. сообщил сотрудникам полиции о том, что он устроил тайники с "закладками", написал "чистосердечное признание" и впоследствии добровольно выдал все спрятанные им в "закладках" наркотические средства.
Отвечая на вопросы адвоката в судебном заседании свидетели - оперативные сотрудники полиции и следователь пояснили, что ими не было установлено, чтобы Б. успел бы сообщить передавшему ему для организации "закладок" лицу под псевдонимом "L." либо непосредственно потребителям наркотиков адреса и координаты сделанных Б. "закладок".
Также свидетели пояснили, что ими не была установлена договоренность между Б. и лицом под псевдонимом "L." о том, что Б. должен был сделать 12 закладок по заранее оговоренным и известным "L." адресам.
Б. также показал суду, что после организации "закладок" он не успел отправить "L." их фотографии с координатами.

При таких установленных обтоятельствах адвокат обратил внимание суда на то, что действия Б. в части обвинения в сбыте 12 пакетов с наркотическим средством являются неоконченными и должны быть переквалифицированы как покушение на сбыт наркотического средства в крупном размере, поскольку после устройства "закладок" с наркотиками Б. не успел сообщить их местонахождение "L." либо непосредственно потребителям. Это означает, что первоначальный умысел лица под псевдонимом "L.", направленный на сбыт 12-ти "закладок" с наркотиком не был доведен до конца и "L." не смог распорядиться (реализовать) спрятанным Б. наркотическим средством.
Что касается квалификации органами следствия действий Б. в части обвинения в сбыте наркотических средств как 12 самостоятельных преступлений, т.е. по совокупности, то адвокат обратил внимание суда на следующие важные обстоятельства, установленные рассмотренными судом доказательствами:

Все 13 пакетов с наркотическим средством были получены Б. в одном месте и от одного источника, в один день - 28.01.2017 г. В тот же день, в течение нескольких часов, Б. разложил 12 из 13 пакетов по "закладкам", которые организовал на территории одного округа г. Москвы.
Умыслом лица под псевдонимом "L." охватывался сбыт подавляющей части переданного Б. наркотика - 12 пакетов и последующее потребление Б. оставшегося 1-го пакета с наркотиком.
Из исследованных судом заключений судебно-химических экспертиз следует, что в 13 пакетах, изъятых в "закладках" и при задержании "Б", содержится одно и то же наркотическе средство - N-метилэфедрон.
Таким образом, действия Б. по устройству «закладок» полученного наркотического средства и незаконному хранению его при себе, носили однотипный и тождественный характер, также направленный на достижение общей цели – последующий сбыт неустановленным следствием лицом по имени «L.» подавляющей части полученного наркотического средства и на личное потребление Б. одного пакетика.
Какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, чтобы Б. приобрел бы 12 пакетиков с разным наркотическим средством, либо в разное время, в разных партиях, в разных источниках, у разных лиц, по разным адресам, а равно организовывал бы изъятые впоследствии закладки на протяжении длительного времени – нескольких дней или месяцев, в разных административных округах г.Москвы, в материалах дела отсутствуют и судом такие доказательства не исследовались.
При таких обстоятельствах, квалификация действий Б. по совокупности, как 12-ти самостоятельных преступлений - сбыта наркотического средства, является излишней и ошибочной.

Согласно уголовному закону, неоднократные действия, тождественные по своему характеру и содержанию, в отношении одного и того же объекта преступного посягательства, объединенные единым умыслом и направленные на достижение общей цели и единого результата, совершенные тем же субъектом в небольшой промежуток времени, аналогичным способом, подлежат квалификации как одно продолжаемое преступление. 

При указанных обстоятельствах, адвокат просил суд действия Б., квалифицированные по совокупности, как 12 самостоятельных и оконченных преступлений, предусмотренных п. «г», ч.4, ст.228.1 УК РФ и п. "б", ч.3, ст.228.1 УК РФ, а также по ч.1, ст.228 УК РФ, переквалифицировать на ч.3, ст.30, п. «г», ч.4, ст.228.1 УК РФ, поскольку по своему характеру и содержанию эти действия являются неоконченным единым продолжаемым преступлением.

Савеловский районный суд г.Москвы согласился с такими доводами адвоката и при вынесении приговора от 06.10.2017 г. переквалифицировал действия Б. с 12-ти эпизодов, предусмотренных п. «г», ч.4, ст.228.1 УК РФ и п. "б", ч.3, ст.228.1 УК РФ, на ч.3, ст.30, п. «г», ч.4, ст.228.1 УК РФ.
При назначении наказания суд также учел доводы адвоката о том, что действия Б. по добровольному сообщению о совершенных им "закладках" и последующей выдаче наркотических средств свидетельствуют о том, что Б. активно содействовал органам следствия в раскрытии и расследовании преступления и выдаче наркотического средства. Указанное обстоятельство, в силу ст.61, ч.1, п. "и" УК РФ является смягчающим наказание обстоятельством.
С учетом данного смягчающего обстоятельства и окончательной квалификации действий Б. как неоконченного единого продолжаемого преступления, суд назначил ему наказание ниже низшего предела (10 лет), предусмотренного санкцией ст. 228.1, ч.4 УК РФ. Окончательно суд назначил Б. наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет и 6 месяцев.
Апелляционным определением Московского городского суда от 14.12.2017 г. приговор суда оставлен без изменения, а апелляционное представление гос. обвинителя, не согласившегося с переквалификацией действий Б., без удовлетворения. Приговор вступил в законную силу.