Приговор по сбыту психотропного вещества отменен из-за допущенных судом процессуальных нарушений



Приговором Чертановского районного суда г.Москвы от 07 июня 2018 г. К. был признан виновным в сбыте психотропного вещества - амфетамин, в крупном размере, и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет.
К. был осужден на основании недопустимых, с точки зрения закона, доказательств, полученных сотрудниками полиции в ходе спланированной и осуществленной ими провокации сбыта амфетамина в отношении К.

Так, ранее сотрудники полиции задержали за незаконное хранение амфетамина знакомого К. - С., которому предложили "посотрудничать" с полицией для облегчения собственной участи и выдать своих знакомых, которые потребляют либо продают амфетамин. Пообещали за это "мягкий приговор" самому С. (что впоследствии и произошло и С. получил условный срок за хранение).

Поскольку С. было известно, что К., также как и он сам, является потребителем амфетамина, он назвал полицейским его имя.
Тут же было оформлено заявление в полицию от именои С. о том, что К. якобы занимается сбытом амфетамина, а С. решил "добровольно" изобличить "сбытчика".
На основании этого заявления полицейские подготовили постановление о проведении оперативно-разыскного мероприятия "проверочная закупка" в отношении К.

Естественно, полицейские не стали утруждать себя проверкой информации о том, что К. якобы занимается сбытом, не провели наблюдение за К., не опросили возможных очевидцев его "преступной" деятельности, не прослушали его телефонные разговоры, то есть не предприняли ничего, к чему их обязывает закон и многочисленные постановления Европейского суда и разъяснения Верховного суда РФ.

Вместо этого, полицейские предложили С. связаться с К. и попросить того продать или "достать" амфетамин в крупном размере (2 грамма), видимо чтобы будущее уголовное дело "потянуло" на особо тяжкий состав (т.е. за которое можете быть назначено наказание свыше 10 лет лишения свободы).
С. связался по телефону с К. и попросил того продать амфетамин.

К. удивился такой просьбе С. и сообщил, что амфетамина на продажу у него нет.
Узнав об этом, полицейские не прекратили проведение "проверочной закупки", а наоборот, потребовали от С., чтобы тот попросил К. "достать" для него амфетамин у знакомого продавца и привезти С. Что С. и сделал. 
При этом, С. пообещал К. компенсировать все расходы К. на приобретение амфетамина и на такси.

К. выполнил просьбу С., купил для него 2 гр. амфетамина и привез на встречу, где после передачи С. амфетамина и получения от него переписанных полицией денежных средств, был немедленно задержан полицейскими.

Указанная полицейская провокация завершилась как обычно - возбуждением уголовного дела.
К. было предъявлено обвинение в совершении особо тяжкого преступления - в сбыте психотропного вещества в крупном размере, за которое предусмотрено наказание от 10 до 20 лет лишения свободы.

После вступления в дело в качестве защитника (от предыдущих защитников К. отказался) и ознакомления материалами дела, я обнаружил признаки провоцирования и подстрекательства полицейскими К. на совершение сбыта амфетамина.
Для подтверждения этих подозрений было заявлено ходатайство о проведении повторной очной ставки между К. и С. (в ходе первой очной ставки, адвокат, участвовавший до меня в качестве защитника К. по соглашению, к сожалеию не выяснил у С. важных обстоятельств, направленных на оправдание К., и не задал ни одного вопроса С.), а также о проведении очной ставки с оперативными сотрудниками полиции, проводившими "проверочную закупку".

В ходе проведенных очных ставок, было выявлено множество признаков, подтвердивших предположения о совершенной сотрудниками полиции провокации в отношении К. (Описывать эти признаки здесь не буду, их много и они неоднократно фиксировались в знаковых для России решениях Европейского суда).
Несмотря на выявленные факты, подтверждающие наши доводы о совершенной в отношении К. провокации, и другие грубые нарушения закона и прав К., следователь отдела полиции, который вел это дело, отказал защите в прекращении уголовного дела, что было вполне ожидаемо.
Единственным благом было то, что К. не был заключен под стражу до суда. Видимо, понимая, что дело шито "белыми нитками", следователь ограничился "подпиской о невыезде", что само по себе уже исключительный случай по делам с таким тяжким обвинением.

Дело пошло на рассмотрение в Чертановский районный суд.
К. исправно посещал все заседания. В суде свидетели обвинения - С. и сотрудники полиции, отвечая на вопросы защиты, вновь подтвердили все ранее установленные признаки совершенной в отношении К. провокации.
Несмотря на это, судья, пренебрегая требованиями закона и устоявшейся судебной практикой Европейского суда, закрыла глаза на все грубейшие нарушения закона при проведении полицейской операции, в ходе которой К. подстрекался полицией к приобретению и последующей подконтрольной передаче амфетамина С.

Будучи знакомым с практикой российских судов по делам о провокации сбыта нарктических средств и психотропных веществ, обвинительный приговор был вполне ожидаем и я, как защитник, не строил иллюзий относительно "справедливости" судебного решения. 
Мы с моим подзащитным настравилась на долгую борьбу, прекрасно отдавая себе отчет, что приговор может быть "засилен" апелляцией и придется обращаться с жалобой в Европейский суд, который может приступить к ее рассмотрению спустя долгие годы.
Но повезло. Судья при рассмотрении дела и подготовке приговора допустила столько процессуальных и грубейших нарушений закона, что их хватило бы на отмену трех приговоров. Это и отстутствие в деле постановления о возбуждении уголовного дела по факту совершенного преступления или в отношении К., и привлечение К. в их отсутствие к уголовной ответственности, и осуждение К. на основании доказательств, собранных по другому уголовному делу, и обоснование приговора доказательствами, которые не исследовались в судебном заседании, и, наконец, незаконное внесение судьей в приговор исправлений, уже после оглашения приговора и выдачи его копии защите.  

Рассмотрев доводы апелляционной жалобы защиты, поддержанные также и представителями прокуратуры, апелляционная инстанция - Московский городской суд, согласмлась с доводами защиты и своим определением от 12 сентября 2018 г. приговор суда в отношении К. отменила, возвратив уголовное дело Чертановскому межрайонному прокурору г.Москвы для устранения препятствий его рассмотрения судом.
При этом, суд апелляционной инстанции отметил, что без возвуждения уголовного дела в отношении К.  либо по факту сбыта им психотропного вещества в крупном размере, К. был привлечен к уголовной ответственности и ему было предъявлено обвинение в совершении незаконного сбыта психотропного вещества в крупном размере, были собраны и закреплены в материалах уголовного дела доказательства по уголовному делу, возбужденному по факту незаконного хранения С. психотропного вещества. В дальнейшем было составлено обвинительное заключение, которое было утверждено прокурором и дело поступило в районный суд, который незаконно постановил в отношении К. обвинительный приговор.
Между тем, уголовно-процессуальный закон не содержит норм, позволяющих привлекать лицо в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также изменять и дополнять ранее предъявленное обвинение в связи с совершением им преступления, по признакам которого уголовне дело не возбуждалось.
Подробно, мотивировка отмены приговора изложена в апелляционном опрелении, котрое прикреплено ниже.
В настоящее время дело возвращено прокурору, а мне с моим подзащитным предстоит дальнейшая борьба за справедливый исход.