Отменено определение суда о взыскании долга и процентов с правопреемников должника


Решением Жуковского городского суда Московской обл. от 04.04.2016 г. были удовлетворены требования истца К. о взыскани с должника С. денежных средств и процентов по договору займа, в размере 31 800 000 руб.
Указанное решение не оспаивалось сторонами и вступило в законную силу. 
В сентябре 2016 г. должник С. трагически погиб.
Спустя год истец К. обратился в суд с заявлением о замене должника С. на его правопреемников: несовершеннолетних детей С. и на мать умершего.
Определением Жуковского городского суда от 14.11.2017 г. эти требования К. были удовлетворены, судом было установлено, что в правоотношениях по решению Жуковского городского суда Московской области от 04.04.2016 г. по иску К. к С. о взыскании денежных средств по договору займа в сумме 31 800 000 руб., правопреемниками должника С. являются: несовершеннолетние дети - С.Е.А. и С.К.А., в лице их матери и законного представителя А., а также мать погибшего - С.
Апелляционным определением Московского областного суда от 05.02.2018 г. указанное определение суда первой инстанции оставлено без изменения, частная жалоба А., действующей в интересах своих несовершеннолетних детей, а также частная жалоба матери должника С. – без удовлетворения.
Не согласившись с такими судебными решениями о правопреемстве, адвокат Цискаришвили В.А., действуя в интересах несовершеннолетних детей и их законного представителя А., обратился с кассационной жалобой в Президиум Московского областного суда, просил принятые судебные решения в части правопреемства признать принятыми с нарушением требований закона и отменить.

В качестве оснований для отмены принятых судебных решений о правопреемстве адвокат указал на следующее:

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать обстоятельства, на которые ссылается в обоснование своих требований и возражений.
Правопреемники умершего должника С. оспаривали в суде факт наличия долга перед К., ссылаясь на то обстоятельство, что еще при жизни должник С. погасил имевшийся долг в размере 30 000 000 (Тридцать миллионов рублей).
В обоснование своих возражений, правопреемники умершего должника С. представили в Жуковский городской суд оригинал расписки кредитора К., которая была исследована судом и приобщена к материалам дела.
Согласно тексту указанной Расписки без даты, выданной кредитором К. должнику С., К. получил от С. в полном объеме денежные средства в размере 30 000 000 (Тридцать миллионов) руб. и претензий к должнику С.по договору займа от 18.05.2013 г. не имеет.

При таких обстоятельствах заявитель К. должен был доказать факт неисполнения должником С. решения суда от 04.04.2016 г. о взыскании суммы долга и процентов в размере 31 840 000 рублей и невыплаты ему денежных средств в размере 30 миллионов руб. по представленной правопреемниками расписке.
Однако таких доказательств, свидетельствующих о неисполнении ответчиком С. своих обязательств по возврату долга и решения суда от 04.04.2016 г. и о наличии в этой связи оснований для привлечения к ответственности его правопреемников, суду К. представлено не было.
Несмотря на это, в нарушение требований закона, судами первой и апелляционной инстанций при вынесении решений о правопреемстве не были приняты во внимание и не учтены доводы наследников умершего должника С. о том, что вся сумма основного долга была возвращена заявителю К. должником С. еще при его жизни, во исполнение решения Жуковского городского суда от 04.04.2016 г.

Судами первой и апелляционной инстанций в принятых решениях не дано надлежащей оценки и представленному оригиналу расписки о возврате К. долга в размере 30 000 000 руб.
В судебном заседании Жуковского гор. суда, при рассмотрении заявления о правопреемстве заявитель К. подтвердил факт выдачи им такой расписки должнику С. При этом заявил, что расписка якобы была составлена им еще в декабре 2015 г., т.е. до вынесения судом 04.04.2016 г. решения о взыскании с С. долга.
Однако впоследствии, в ходе того же судебного заседания суда первой инстанции, представитель заявителя К. в репликах признал факт того, что «возврат долга в полном объеме данной распиской не подтвержден. 1 840 000 рублей (процентов) не возвращено.»
Таким образом, в ходе судебного заседания суда первой инстанции заявителем К. и его представителем фактически был признан факт возврата суммы основного долга в размере 30 000 000 (Тридцать миллионов) руб.

Несмотря на это, вынося определение о замене должника на правопреемников, суд первой инстанции сделал вывод о том, что согласно пояснениям заявителя К., расписка об отсутствии претензий и возвращении суммы займа составлена в декабре 2015 г., до вынесения решения суда, фактов опровергающих указанное обстоятельство, суду не представлено.
Между тем, согласиться с таким выводом суда первой инстанции нельзя, поскольку он противоречит требованиям закона о правилах оценки доказательств – ст.67 ГПК РФ и о признании стороной обстоятельств, что освобождает другую сторону от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств (п.2, ст.68 ГПК РФ).
Следует отметить, что наоборот, как раз фактов и доказательств, которые однозначно опровергали бы сведения о возвращении долга, изложенные в указанной расписке, заявителем К. суду предоставлено не было.
Письменных либо иных доказательств, опровергающих факт получения им от должника С. денежных средств по представленной правопреемниками  расписке, заявитель К. в суд не представил.
Заявитель К. не дал суду и каких-либо убедительных и внятных объяснений тому, почему он передал эту расписку в руки своему должнику С., если денежные средства ему реально возвращены не были.

Между тем, по смыслу закона – ст.408 ГК РФ, нахождение на руках у должника расписки об исполнении им обязательства о возврате долга, подтверждает надлежащее исполнение должником денежного обязательства и прекращает данное обязательство.

Более того, кроме представленной расписки, о факте реальной выплаты должником С. суммы долга, во исполнение решения Жуковского городского суда от 04.04.2016 г., свидетельствует также и то обстоятельство, что после вынесения судом данного решения, и после возврата ему всей суммы долга истец К. 11.05.2016 г.обратился в Жуковский городской суд с заявлением об отмене обеспечительных мер, принятых ранее по делу, ссылаясь при этом на добровольное исполнение ответчиком С. решения Жуковского городского суда от 04.04.2016 г.
В ходе судебного заседания по рассмотрению этого заявления, представитель К. поддержал указанное заявление истца об отмене обеспечительных мер.
В тот же день, 19.05.2016 г. судом было вынесено определение об отмене мер по обеспечению иска, в связи с добровольным исполнением С. решения суда от 04.04.2016 г.

Тем самым, указанными действиями заявителем К. также был признан факт возврата ему всей суммы долга должником С., что, наряду с представленной распиской, в силу требований закона - п.2, ст.68 ГПК РФ освобождает правопреемников должника С. от обязанности доказывания факта возврата заявителю К. суммы долга.

При наличии подтвержденных доказательствами возражений правопреемников должника С. против выплаты К. суммы долга, заявитель К. не доказал в суде правомерность своего требования о замене должника на его правопреемников, не представил суду доказательств в обоснование своих требований о необходимости взыскания с правопреемников должника спорной суммы, при наличии представленной правопреемниками в суд расписки не доказал, что деньги по этой расписке реально им получены не были.

Что же касается доводов суда апелляционной инстанции о том, что несмотря на представленную расписку, не имеется сведений об исполнении в полном объеме решения Жуковского городского суда от 04.04.2016 г., то эти доводы опровергаются имеющимся в деле «Актом передачи денежных средств» от 27.11.2017 г., согласно которому истец К. получил от матери умершего должника - С., в счет уплаты суммы долга по решению Жуковского городского суда от 04.04.2016 г., еще 7 000 000 (Семь миллионов) рублей.

Таким образом, вся сумма долга и процентов по договору займа в размере 31 840 000 (Тридцать один миллион восемьсот сорок тысяч) рублей была выплачена истцу К. в полном объеме, и даже с избытком. Всего заявителем К. было получено 37 000 000 (Тридцать семь миллионов) рублей, что значительно превышает сумму долга и процентов, установленных решением суда.

Указанные обстоятельства судами первой и апелляционной инстанций были необоснованно проигнорированы, в результате чего было принято решение о фактически повторном взыскании с наследников умершего С. всей суммы долга и процентов.

По изложенным основаниям, нельзя согласиться и с выводами суда апелляционной инстанции о том, что доводы относительно возврата долга не должны были исследоваться при рассмотрении вопроса о правопреемстве и эти доводы, по мнению суда, могут быть заявлены в ходе исполнительного производства, либо путем подачи самостоятельного иска.
Эти выводы суда противоречат требованиям закона – ст.195 ГПК РФ, игнорирование судами требований закона привели к непоправимому и существенному нарушению и ущемлению прав правопреемников, в том числе права на справедливое судебное разбирательство, к вынесению судом незаконного решения, позволившего впоследствии заявителю К. злоупотребить своим правом, и после возвращения ему должником С. денежных средств в сумме 30 000 000 руб. и его наследницей еще 7 000 000 руб., получить в суде исполнительные листы и путем возбуждения исполнительного производства, обратиться к правопреемникам должника с требованием о выплате ему еще раз уже выплаченного долга. То есть получить более чем двойную сумму долга и процентов.

Изучив кассационную жалобу, судья Мособлсуда согласилась с этими доводами жалобы адвоката и вынесла определение о возбуждении кассационного производства и передаче жалобы на рассмотрение Президиума Мособлсуда.

17 октября 2018 г. Президиум Московского областного суда, рассмотрев указанные доводы кассационной жалобы адвоката, постановил отменить апелляционное определение Мособлсуда от 05.02.2018 г., в связи с допущенными нарушениями закона и направить материалы дела на новое апелляционное рассмотрение.
В своем постановлении Президиум Мособлсуда, в полном объеме согласился с доводами, приведенными адвокатом в кассационной жалобе.